Присоединение Северного Кавказа

Присоединение Северного Кавказа

Северный Кавказ на протяжении всей истории имел репутацию «горячего» субъекта, постоянно находившегося в состоянии войн. Не смотря на это, многие государства в разные периоды времени проявляли интерес и предпринимали попытки утвердить свое влияние на данной территории. Географическое расположение региона давало огромные преимущества в экономическом, политическом, стратегическом планах, но, в то же время, делало его уязвимым, нередко становясь театром военных действий соседних государств.

Стоит отметить, что попытки укрепления связей с Кавказом предпринимались в периоды подъема и укрепления Русского государства. По свидетельству генерала русской армии В. Потто, начиная с Ивана Грозного, российские государи стремились утвердить свое влияние на Кавказе: «Мысль о господстве на Кавказе становится наследственной в русской истории».

Попытки освоения этих территорий уходят корнями в глубокую древность. Первый военный поход князя Игоря в  913 году, в кавказские владения наиболее значимого противника того периода — Хазарского каганата, не повлек серьезных изменений в регионе, однако имел большое внешнеполитическое значение, продемонстрировав переход Киевской Руси от оборонительной позиции к наступательным военным действиям. Позднее, предпринятые Святославом Игоревичем в 964-966 годах военные экспедиции имели успех, и привели к образованию Тмутарканского княжества в западной части Северного Кавказа, просуществовавшего до установления владычества Золотой орды. Татаро-монгольское иго и раздробленность Руси надолго оборвали торговые и политические связи  с кавказским регионом. Интерес к Кавказу возобновляется лишь в конце XV века, в период зарождения централизованного Российского государства.

Первым серьезным шагом в сторону сближения с Северным Кавказом стало включение, в 1556 году, в состав Московского княжества Астраханского ханства, что значительно изменило политическую ситуацию и регионе. Астрахань обрела статус дипломатического центра и  стала оплотом русского влияния на Кавказе. С этого периода начинается выстраивание российско-кавказских отношений преимущественно военно-политического характера.

Еще одним показателем глубокой заинтересованности в этом регионе — династический брак русского государя Ивана IV Грозного с дочерью кабардинского князя Марией Темрюковной. В период правления Иоана Васильевича налаживаются тесные связи с кавказскими князьями. Часть территорий  Строительство военных крепостей дает толчок для развития политических и торговых связей с Азией и Южным Кавказом. Особенно активно выстраиваются отношения с грузинскими княжествами. Но столь стремительное продвижение в Закавказье не увенчалось успехом, однако в полном титуле Федора Иоанновича уже значился титул «государя земли Иверской, грузинских царей и Кабардинской земли, черкесских и горских князей». Московское государство было не способно держать под контролем такие отдаленные территории, и, с наступлением смуты, влияние русских на Кавказском направлении заметно ослабевает.

Начало правления династии Романовых приходится на сложный для Российского государства период, что отражается и на внешней политике. Укрепление Османской империи и ее агрессивная политика в отношении соседей, привело к заключению ряда экономических и военно-политических союзов с Персией и Ираном в XVI-XVII веках.

Укрепление военно-политического могущества России в эпоху Петра I, позволяет вновь перейти к активным действиям во внешней политике. Дальновидный император, определил значение Кавказа как одного из возможных театров военных действий против Турции.

Возрастающие потребности государства, необходимость расширения торгово-экономических связей обуславливают необходимость выхода к Каспийскому и Черному морям. В связи с этим Петр I  определил вектор развития в отношении Кавказа, который предполагал «распространение влияния России в направлениях: от Азова до Кубани, от Астрахани к центральным «шелковым торгам» Ирана и от Пятигорска до Тифлиса ‒ центра Грузии».

Выход к Каспию обеспечил безопасность Астраханской губернии и южных рубежей страны как от внешних противников, так и от внутренних набегов горских племен. По указанию Петра I генералом В. Н. Татищевым была создана Кавказская оборонительная линия, которая стала связующим звеном в отношениях России и Закавказья, а в 1799 году была проложена Военно-грузинская дорога, и по сей день имеющая важное стратегическое значение.

После смерти Петра I, в период «дворцовых переворотов», Россия понесла большие потери, возвратив Персии практически все отвоеванные территории. Продолжила политику Петра Екатерина II и ее окружение, достигнув блестящих результатов, превзошедших самые смелые петровские начинания. Мощь империи возрастает настолько, что Россия начинает диктовать условия военно-политического характера. Значимость  этого направления подчеркивает тот факт что курировал вопросы данного региона князь Г. Потемкин. Для разработки военно-политических планов был привлечен А. В. Суворов.

Поражение Турции в войне 1768 ‒ 1774 годов и заключение Кючук-Кайнарджийского, в результате которого Россия приобрела 2495 кв. км территории, укрепило влияние империи на мировой политической арене, открыло доступ к Черному морю, и значительно ограничило влияние Турции в Закавказье. Например, требования ст.23 Договора обязывали турецкие власти не преследовать христиан, не препятствовать сооружению церквей, предполагали отказ Турции от фактической власти над Западной Грузией, и запретили работорговлю христианским населением. Путь на Кавказ был открыт, и во второй половине XVIII века вопрос о присоединении Закавказья к России перешел в область практической реализации.

Заключительным этапом окончательного вхождения Северного Кавказа в состав Российской империи стала Кавказская война 1817—1864 годов.

Стоит отметить, что Кавказ никогда не представлял из себя единого образования, и состоял из множества отдельных племен и народностей, постоянно враждовавших между собой. Однако, не смотря на постоянную внутреннюю напряженность, что, теоретически, облегчало его завоевание, попытки усмирить горцев встречали серьезное сопротивление. Известный военный историк Б. М. Колюбакин в своих трудах о Кавказской войне писал: «Мы не стали властителями тех горских обществ, через земли которых пронеслось русское оружие… удивляться сему не должно, ибо война на Кавказе не может сравниться ни с какой войной в образованном мире…»

Приобретение новых земель и  рубежей в Закавказье заставляло русское правительство спешить с завоеванием Северного Кавказа. Удержать новые территории стало возможным лишь, имея в своем тылу стабильно мирный Кавказ, где был бы наведен порядок, прекращены феодальные, клановые, этнические междоусобицы. Имперскому режиму противодействовали в основном две группы горского населения: крестьянство, страдавшее от гнета многочисленных повинностей и жестоких методов ведения войны, и исламское духовенство, призывавшее население к «газавату» («священной войне») против русских «гяуров» («неверных») под знаменем религиозно-политического учения – мюридизма. Одной из наиболеезначимых фигур мюридизма был мулла Мухаммед Ярагский. Он утвердил одного из последователей  Мухаммеда из аула Гимры «имамом Дагестана и Чечни». Получив титул гази, т.е. борца за веру, он приобрел известность под именем Гази-Мухаммед (часто его называли Кази-Мулла). Используя рост недовольства среди горцев, он стал энергично распространять идеи мюризма.

Кавказская война проходила на фоне Русско-Турецуих и  Русско-Иранских войн, была самой длительной и изнурительной войной в истории России, серьезно ослабила могущество империи и истощила экономические ресурсы страны. События той войны до сих пор болезненно воспринимаются многими народами Кавказа и влияют на межнациональные отношения. Общество и по сей день не имеет единого мнения о том, нужен ли Северный Кавказ России, и стоило ли его освоение стольких жертв. Однако неоспоримым остается тот факт, что этот регион оказал немалое влияние не только на политику страны, но и на культурную, и духовную составляющие русского общества.

Театр военный действий, развернувшийся на Кавказе, не мог обойтись без русского дворянства, присутствие которого, несомненно, повлекло за собой развитие инфраструктуры, образования и культуры в регионе.

Русский военный и дипломат, герой Кавказской войны, К. К. Бенкендорф, в своих воспоминаниях о кавказской войне писал: «Страна, подобная Кавказу, где место, занимаемое человеком, — ничто, а сам человек — всё.., такая страна, повторю я, облагораживает человека, отдавшегося ей душой и телом… Зачем лишать себя этого неоценимого сокровища — «Кавказа», который суть никто другой, как тот же русский, переделанный Кавказом!»

Русские императоры были уверены то, что несут цивилизацию на Кавказ, но коренные народы считали действия российского правительства захватом своих территорий. Пройдя длинный и болезненный путь присоединения Кавказ покорился русскому оружию, однако, еще долгое время воспринимался как дикая колонизированная территория, а не как исторически и культурно необходимый фрагмент империи.

Автор: Таутиев Тимур Викторович

Добавить комментарий

English
Deutsch
Italiano
简体中文
Русский