День памяти Юрия Алексеевича Гагарина и Владимира Сергеевича Серёгина

День памяти Юрия Алексеевича Гагарина и Владимира Сергеевича Серёгина

27 марта 1968 г. с военного аэродрома Чкаловский в 10 часов 19 минут взлетел учебно-тренировочный истребитель УТИ МиГ-15 с бортовым номером 18. Пилотировал самолет летчик-космонавт Юрий Алексеевич Гагарин, его проверяющим инструктором был опытнейший летчик, фронтовик Владимир Сергеевич Серёгин — командир авиационного полка по летной подготовке космонавтов. Позывной экипажа — 625-й. В 10 часов 30 минут Гагарин спокойным голосом доложил о завершении выполнения тренировочных упражнений в зоне пилотажа и получил разрешение вернуться на аэродром.

Примерно через одну минуту после этого самолет со скоростью 700 км/час и под углом 50 градусов врезался в землю в трех километрах от деревни Новосёлово, между городами Киржач и Покров Владимирской области. Юрий Гагарин и Владимир Серёгин ушли в полет на выполнение простого тренировочного задания, но, как оказалось, ушли от нас навсегда, оставив горькую боль утраты в сердцах миллионов людей. С тех пор минуло 55 лет, уже 55 лет…

Вопрос — почему они погибли? — так и остается открытым. Специалисты и эксперты до сих пор спорят о причинах авиакатастрофы, но, судя по всему, уже никому так и не удастся однозначно ответить на этот вопрос. Катастрофа гагаринского самолета оказалась не раскрытой и превратилась в загадку, стала тайной, которая до сих пор будоражит умы многих людей.

За прошедшие годы вышло множество статей и книг, посвященных этой теме. Во многих публикациях авторы безоговорочно доказывают, что именно их версия является наиболее правдоподобной. Разобраться в этой разноголосице мнений, версий и доказательств совсем не просто. И все же попытаемся сделать некоторые выводы из всего того, что сказано и опубликовано по поводу гибели Гагарина и Серёгина.

Читайте также:  Сотрудники ЦРУ в Правительстве РФ

Фото с места крушения самолета Юрия Алексеевича Гагарина и Владимира Сергеевича Серёгина

На следующий день после авиакатастрофы для выяснения ее причин и обстоятельств была создана Правительственная комиссия. В ее работе участвовали космонавты, специалисты ВВС и Минобороны, КГБ и других организаций. Были собраны и тщательно изучены практически все обломки и детали самолета, примерно 95% его конструкции.

Вскоре были выдвинуты первые версии случившегося — столкновение самолета с шаром-зондом или птицей, разрушение остекления фонарей кабины в полете, опасное сближение с другим самолетом. В результате проведенных исследований все эти версии в дальнейшем были отвергнуты. Правительственная комиссия работала несколько месяцев, были проведены всевозможные, даже уникальные исследования и проверки, которые показали, что самолет до удара о землю был полностью в исправном состоянии, летчики также находились в нормальном рабочем положении. А самолет все-таки разбился! Как же это могло случиться?

Сейчас можно только сожалеть, что в то время самолеты УТИ МиГ-15 не оснащались «черными ящиками». Будь таковой на гагаринском самолете, скорее всего, мы бы знали, что же происходило в последнюю минуту полета на борту самолета. Но увы… Комиссия могла исследовать лишь отдельные детали и обломки самолета, которые, естественно, были повреждены ударом о землю и последовавшим за этим взрывом. Это обстоятельство, несомненно, осложнило расследование и не позволило, несмотря на все старания, выявить бесспорную, однозначную причину катастрофы.

Фото с места крушения самолета Юрия Алексеевича Гагарина и Владимира Сергеевича Серёгина

Необходимо отметить также, в каких условиях проводилось расследование. Ведь это была не рядовая авиакатастрофа, в которой погибли простые военные летчики. Это была авиакатастрофа века, о которой знал весь мир и ждал результатов расследования! Профессор С.М. Белоцерковский, один из членов аварийной комиссии, так пишет об этом в своей книге «Первопроходцы Вселенной»: «…горечь утраты, нелепость происшедшего были столь велики, что люди буквально жаждали примерного (и гласного!) наказания всех, кто хоть косвенно мог быть причастен к катастрофе. Поэтому любая версия даже с нейтральным изложением того, что могло произойти, вызывала бурные споры между заинтересованными лицами. В результате сформировался пассивный выход из трудного положения — позиция умолчания…»

Это очень важное обстоятельство, несомненно сказавшееся и на ходе расследования, и на его результатах. Некоторые установленные факты были неоднозначными и могли трактоваться по-разному, при этом затрагивая конкретных людей. Скорее всего, именно поэтому все выдвинутые в то время вполне вероятные версии катастрофы были отклонены одна за другой. К концу июля материалы расследования составили 29 томов, но причину катастрофы установить так и не удалось. Вот, что пишет об этом в своих дневниках генерал Н.П.Каманин, который тоже являлся членом аварийной комиссии: «…22 июля рассмотрели проект решения по катастрофе Гагарина. Окончательная формулировка выглядит так — вероятной причиной катастрофы является выполнение резкого маневра для предотвращения входа в верхний край первого слоя облачности или отворота от шара-зонда с последующим попаданием самолета в закритические режимы полета в усложненных метеоусловиях».

Это было официальное заключение комиссии, сформулированное ее руководителями. Вот так — расследовали, расследовали, а в итоге получилось, что два летчика испугались влететь в облака, что и явилось причиной катастрофы. Это было совершенно невразумительное объяснение случившемуся. Многие члены комиссии, к их чести, высказали несогласие с таким решением. В частности, космонавты А.Г.Николаев, П.Р.Попович, В.Ф.Быковский, Г.С.Титов и П.И.Беляев направили письмо председателю правительственной комиссии Д.Ф. Устинову, в котором оспаривали такое решение, считая его совершенно необоснованным, и просили продолжить расследование. Но на этом все и закончилось. В итоге никакого официального сообщения по результатам расследования опубликовано не было.

Члены комиссии и специалисты в своем узком кругу продолжали обсуждать эту теперь уже закрытую тему. Простой же обыватель сделал из этой позиции умолчания свои выводы: раз молчат — значит тут что-то не так, значит что-то скрывают. И пошли гулять в народе слухи, один невероятнее другого. С эпохой перестройки и гласности в нашей стране в 1980-х годах все эти «кухонные» пересуды выплеснулись на страницы «желтой» прессы. Одни авторы утверждали, что самолет Гагарина по ошибке сбила Противовоздушная оборона, другие говорили о том, что летчики на истребителе «гоняли» коров по полю, третьи рассматривали совсем уж фантастические версии. Позиция умолчания об обстоятельствах гибели Ю.А. Гагарина и В.С. Серёгина, о которой говорил С.М. Белоцерковский, и породила эти невразумительные, совершенно лживые «версии» и домыслы.

В тоже время, в 1986 г. профессор С.М. Белоцерковский и летчик-космонавт А.А. Леонов с группой энтузиастов в инициативном порядке возобновили изучение обстоятельств гибели гагаринского самолета в надежде все же установить ее истинную причину и, наконец, прекратить бесконечное муссирование этой темы. Итогом этой работы явились очень интересные книги С.М. Белоцерковского «Гибель Гагарина» (1992) и «Первопроходцы Вселенной» (1997), в которых автор подробно описывает факты и события, связанные с авиакатастрофой и ее расследованием, и отстаивает свою версию происшедшего — попадание самолета Гагарина в спутную струю впереди летящего самолета, которое привело к сваливанию в штопор.

В 2013 г. А.А. Леонов в интервью РИА Новости сказал, что это уже «не версия, а истинная причина гибели первого космонавта». По его словам, в пилотажной зоне, где находился гагаринский МиГ-15, проводились испытания самолета Су-15. Тренировочные полеты космонавтов в этой зоне проходили на высоте до 10 тысяч метров, а испытания истребителя Су-15 — выше. Однако по какой-то причине Су-15 нарушил режим полета и снизился до высоты примерно 500 метров. Затем, уходя на форсаже на свой эшелон, этот Су-15 пролетел в облаках на расстоянии 10-15 метров от самолета Гагарина и Серёгина на сверхзвуковой скорости и своим возмущенным потоком вогнал их самолет в спираль, выйти из которой летчики не успели. При этом А.А. Леонов никогда не называл фамилию пилота Су-15.

Так кто же пилотировал тот Су-15? Здесь нет никакого секрета. Летчик ЛИИ им. М.М. Громова, профессор А.Д. Миронов в открытом письме А.А. Леонову сообщил, что 27 марта 1968 г. в ЛИИ состоялись полеты двух самолетов Су-15. Первым летал заслуженный летчик-испытатель А.П. Богородский. Он выполнил полет для испытания нового двигателя на высоте 18 000 метров. Полет на втором самолете совершил заслуженный летчик-испытатель Герой Советского Союза А.А. Щербаков на высоте 14 000 метров. Анализ хронометража показал, что Богородский произвел посадку, когда Гагарин ещё только набирал высоту, а Щербаков взлетел уже после катастрофы гагаринского самолета. Таким образом, оба полета Су-15 в принципе не могли помешать полету УТИ МиГ-15.

Версию С.М. Белоцерковского и А.А. Леонова отвергает и заслуженный летчик-испытатель, Герой Советского Союза С.А. Микоян. В своих мемуарах он выразил сомнение в том, что самолет Гагарина и Серёгина вошел в штопор именно из-за попадания в вихревой след другого самолета. С.А. Микоян пишет, что после авиакатастрофы в ЛИИ им. М.М. Громова проводились специальные испытания аналогичного УТИ МиГ-15 с подвесными баками, которые показали, что попадание этого самолета в «струю» не приводит к сваливанию в штопор. Наиболее вероятной причиной, приведшей к катастрофе, Степан Микоян назвал уклонение от метеорологического зонда или даже столкновение с ним.

Версия о столкновении с шаром-зондом отрабатывалась еще в 1968 г., но была отвергнута только из-за того, что зонд не был найден вблизи места авиакатастрофы. Если зонд не нашли, это еще не значит, что его там не могло быть. В этом районе действительно запускались шары-зонды и один из них мог оказаться на пути гагаринского самолета. В пользу этой версии говорят следующие факты: приборы зафиксировали отрицательный перепад давления в кабине самолета УТИ МиГ-15, что могло произойти из-за разгерметизации кабины в воздухе. На месте падения самолета было обнаружено только 38% остекления фонарей кабины. Таким образом, фонари могли разрушиться еще в полете.

Заслуживает также внимания версия генерала Н.Ф. Кузнецова — бывшего начальника ЦПК и члена аварийной комиссии. В своей книге «Правда о гибели Гагарина» (1994) он выдвинул версию о том, что в полете у Владимира Серёгина мог произойти острый сердечный приступ с потерей сознания. Н.Ф. Кузнецов пишет следующее: «…потерявший сознание инструктор мог сдвинуться с сиденья и, навалившись на ручку, заклинить управление. Машина могла войти в глубокую спираль, вывести из которой Гагарину не хватило сил и высоты. Покинуть самолет, оставив на верную гибель товарища, не зная, что с ним случилось, Гагарин не мог по складу своего характера». Могло ли так быть? Могло. Подобные случаи в истории авиации были, и это никоим образом нельзя ставить в вину Владимиру Серёгину, который прошел войну, был летчиком-испытателем, а затем командовал авиаполком, в котором проходили подготовку герои-космонавты. В пользу этой версии говорит тот факт, что Гагарин находился в пилотажной зоне всего 4-5 минут вместо положенных 15-20 минут. Возможно, В.С. Серёгин успел сказать Гагарину о своем резком ухудшении самочувствия, и Юрий Алексеевич попросил разрешение вернуться на аэродром. Эта версия объясняет также, почему летчики не катапультировались. По инструкции, первым катапультироваться должен был Серёгин, но он не смог это сделать, так как был в предобморочном состоянии или без сознания. Ю.А. Гагарин до самого конца пытался вывести самолет в горизонтальный полет, но ему не хватило 2-3 секунд и 150-200 метров высоты.

Похороны Юрия Алексеевича Гагарина и Владимира Сергеевича Серёгина

Итак, какие же выводы можно сделать из всего этого? А вывод лишь один. В гибели Гагарина и Серёгина, так уж оказалось, мало достоверно установленных фактов и много моментов, которые позволяют построить несколько вполне вероятных сценариев происшедшего.

Таинственные обстоятельства гибели Гагарина и Серёгина интересуют не только современников. Несомненно, все связанное с Гагариным будет интересовать и будущие поколения человечества. Поэтому наш общий долг — постараться оставить в истории не слухи и домыслы, а достоверные факты.

С.Х. Шамсутдинов

Российский государственный архив научно-технической документации