Шокирующие профессии из прошлого России

Шокирующие профессии из прошлого России

С древности на Руси существовало множество необычных занятий, которые помогали бедным людям добывать средства на жизнь. Некоторые из этих профессий до сих пор вызывают интерес и удивление. Однако, большая часть таких занятий исчезла в XX веке, когда началась индустриализация и стремительное развитие промышленности. Рассказываем о странных, а иногда и опасных занятиях прошлого.

Эти занятия стали частью нашей истории и культуры, их интересно изучать и вспоминать. Они напоминают нам о том, как жили и работали наши предки и как менялась жизнь на Руси со временем.

Вопленицы и плакальщицы

Вопленицы и плакальщицы

Вопленицами на Руси называли плакальщиц — женщин, которые причитали и рыдали на разных мероприятиях. Однако, официально церковь запрещала приглашать воплениц на похороны. В “Толковании на Послание к евреям” Иоанна Златоуста было сказано, что “если…кто-нибудь наймет этих плакальщиц, то, поверьте словам моим, — я говорю не иначе, как должен говорить, а кто хочет, пусть гневается, — я отлучу такого от Церкви на долгое время, как идолослужителя”. Церковь считала, что горе православного человека должно быть тихим, а причитания и рыдания – это часть языческих обрядов.

Несмотря на запрет церкви, вопленицы продолжали выступать в деревнях и селах, и их услуги были очень востребованы. Крестьяне приглашали плакальщиц не только на похороны, но и на свадьбы, рекрутские и солдатские наборы. Традиционные причитания плакальщиц назывались причетной речью, а также плачем, воплями и голосьбой. Эти фольклорные напевы отличались в зависимости от регионов и мероприятий, на которых они исполнялись.

Причитания передавались из уст в уста многие поколения, сохраняя свою уникальность и неповторимость. Для похорон, свадеб и рекрутских наборов существовали свои типы плачей. В поминальных причитаниях плакальщицы сетовали о закончившейся жизни и выражали свою скорбь и горе. А на свадьбах и солдатских наборах они оплакивали свободу, которую лишились невеста и молодые рекруты.

Читайте также:  Московский договор о запрещении испытаний ядерного оружия: 60 лет назад вступило в силу историческое международное соглашение

В XIX веке историк Елпидифор Барсов собрал огромную коллекцию причитаний, которые были популярны в Северном крае. В его сборник вошли многочисленные обрядовые песни, в том числе творения Ирины Федосовой – одной из самых известных русских воплениц. Ее выступления проходили в разных городах России, включая Петербург, Москву, а также на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде.

Традиция приглашения плакальщиц на свадьбы полностью исчезла после революции. Современные вопленицы выступают главным образом только на похоронах, и то в небольших деревнях и селах.

Кошкари и кошкодавы

Кошкари и кошкодавы

В Толковом словаре Владимира Даля упоминается профессия кошкаря, или кошкодава, которая была распространена в России в прошлом. Эти торговцы ездили по деревням и обменивали мелкий товар на кошек и собак. Животных они собирали на мех и, к сожалению, иногда убивали прямо на глазах у бывших хозяев.

Когда кошкари въезжали в деревню, они использовали кричалку “Кошки на ложки”, чтобы привлечь внимание местных жителей. Эта фраза впоследствии стала основой для фразеологизма “ни ложки ни кошки”, который означает очень бедного человека.

Профессия кошкаря, которая была распространена в дореволюционной России, считалась обыденной, хотя и порицалась. По мнению этнографа Сергея Максимова, крестьяне занимались этим делом в основном из-за бедности.

Животных кошкари отдавали на кожевенные заводы, где их мех обрабатывался и превращался в колотковый мех для кошек и сторожковый мех для собак. Этот мех использовался для пошива различных предметов одежды, включая шапки и шубы.

Иногда колотковый мех продавался под видом дорогого меха, такого как бобровый, собольный или котиковый (тюленьего). Однако, не все были готовы платить высокую цену за настоящий мех, и многие предпочитали дешевый колотковый мех.

Кроме того, из кошачьей кожи делали кошельки, которые так и назывались – кошки.

До революции профессия кошкаря была массовой в России. Российская империя даже экспортировала кошачий мех в другие страны, включая Китай. Однако, с приходом СССР профессия кошкаря исчезла.

Несмотря на это, изделия из колоткового меха продолжали создаваться вплоть до 1940-х годов. В этот период были созданы некоторые из самых известных моделей шуб, которые использовали колотковый мех, такие как “меланжевая” шуба и шуба в стиле “летучей мыши”.

Крючники

Крючники

В XVIII – начале XX века в России существовала профессия крючника. Крючники были наемными работниками, которые занимались переноской тяжестей при помощи специального крюка. Они работали в основном в портах, где разгружали торговые суда. Больше всего крючников работало в городе Рыбинске Ярославской губернии. Именно здесь останавливались множество кораблей, которые шли в Петербург. Кроме того, Рыбинск был крупнейшим центром торговли хлебом, который отсюда развозился по всей России.

Профессия крючника была очень тяжелой и опасной. Они часто работали на высоте, снабженные только своим крюком и тросами. В случае ошибки или неосторожности, они падали с высоты и получали серьезные травмы. Однако, это была очень важная профессия, которая обеспечивала транспортировку товаров и материалов во многих городах России.

Для разгрузки кораблей крючники использовали два приспособления. Во-первых, на свою спину они крепили специальную деревянную опору – седелку. Она надевалась на спину крючника по принципу современных рюкзаков. Во-вторых, рабочие цепляли мешок с товаром на металлический крюк и закидывали его на седелку. Когда крючники двигались, они нагибались и придерживали груз, чтобы он не упал.

Крючники, работавшие в портах, объединялись в артели, состоящие из 12 человек. Внутри артели существовала своя иерархия, где главным был батырь – староста. Он следил за работой всех крючников, распределял задачи и указывал, куда нужно доставить груз. Выставщики были ответственны за разгрузку судов с товарами. Они занимались распаковкой грузов и выкладкой их на склады. Горбачи, в свою очередь, переносили мешки с товарами при помощи седелок и крюков.

Артели работали с подрядчиками. В летний сезон на одного такого человека могли трудиться более 40 коллективов крючников.

В крючники шли бедные крестьяне, мещане и отставные солдаты, эта профессия считалась очень тяжелой, но прибыльной. Так в молодости подрабатывал даже Федор Шаляпин.

Крючники были настоящими героями, которые выполняли трудную работу по разгрузке судов. На своей спине они переносили до 200 килограммов товаров, что было огромным напряжением для их тела. Из-за такой тяжелой нагрузки многие крючники уже спустя несколько лет становились неспособными к труду.

Профессия крючника исчезла уже к середине XX века. С этого времени появилось оборудование, которое позволило заменить ручной труд. Современные краны и механизмы позволяют автоматически разгружать суда и переносить тяжести, что значительно облегчило работу людей и сделало ее более безопасной.

Бурлаки

Бурлаки

Бурлаки были еще одной категорией трудовых героев, которые выполняли тяжелую работу в портах и на реках. Они перетаскивали судна против течения, чтобы доставить грузы в нужное место. Как и крючники, бурлаки объединялись в артели, состоящие из 10-40 человек.

Работали бурлаки только в сезон – как правило, летом, когда были высокие уровни воды в реках. Бурлаки существовали не только среди мужчин, но и среди женщин. Женские артели занимались той же работой, что и мужские, но были менее многочисленными.

За тягу бурлакам хорошо платили. Денег хватало, чтобы вовсе не работать до следующего сезона. Однако профессия была очень вредной и опасной.

В артелях бурлаков, как и в артелях крючников, существовала своя сложная иерархия. В группе всегда были опытные рабочие, которые стояли во главе и в конце строя. Вожака, возглавлявшего артель, называли “шишкой”, а замыкающую пару – “косными”.

Косный или косная – так назывался бурлак, который замыкал движение артели. Его задача заключалась в том, чтобы следить за тем, чтобы бечева не цеплялись за камни и кусты на берегу. Косный обычно глядел под ноги и чалился особняком, чтобы иметь возможность идти в собственном ритме. В косные выбирали опытных, но больных или слабых, которые не могли удерживать бечеву.

Шишка же был не только лидером группы, но и главным организатором. Он решал все вопросы, связанные с работой артели, в том числе – распределение обязанностей между рабочими, установление графика работы и решение споров. Без шишки артель бурлаков не могла бы функционировать.

В середине XIX века бурлацкая тяга была одним из самых распространенных способов перевозки грузов по рекам России. В то время этим промыслом занимались около 650 тысяч человек. Однако уже в 1880-е годы этот способ перевозки начал вырождаться.

На крупных судоходных реках России стали появляться все больше пароходов, которые были гораздо более эффективными и экономичными. Кроме того, в стране активно развивалась сеть железных дорог, что также сыграло свою роль в сокращении использования бурлацкой тяги.

Некоторые артели бурлаков продолжали работать вплоть до начала XX века. Грузы так перевозили даже в СССР. Однако со временем бурлацкая тяга постепенно ушла в прошлое. Сегодня в России этот способ перевозки грузов не используется, однако он сохранился в некоторых бедных странах.

Тряпичники и крючочники

Тряпичники

В XIX-XX веках бедные жители городов часто вынуждены были заниматься тряпичным делом, чтобы заработать на жизнь. Они становились тряпичниками, которые ходили по дворам и покупали старое тряпье, бутылки, банки, веревки и кости. Эти вещи затем перепродавались на рынке или обменивались на еду и разные мелочи, такие как недорогие украшения, мыло или игрушки.

Особенно бедные тряпичники назывались крючочниками. Они не могли себе позволить даже покупать или обменивать хлам, поэтому искали его на свалках и в мусорных ямах. При этом они часто использовали крюки, чтобы вытаскивать вещи из грязи и мусора, отсюда их название.

В XIX-XX веках тряпичники занимались не только покупкой и перепродажей старого тряпья, но и организовывали собственные артели. Эти коллективы состояли из нескольких человек и подчинялись одному хозяину, которого называли “маклаком” или “тряпичным тузом”. Владельцы артелей предоставляли тряпичникам жилье и деньги, а взамен скупали у них сырье.

Однако не все маклаки продавали полученный товар самостоятельно. Некоторые из них возили свой товар на ярмарки, где могли заключать контракты с предпринимателями. Владельцы Невской писчебумажной фабрики, купцы Варгунины, ежегодно закупали тряпье на 150 тысяч рублей у таких артелей.

В конце XIX века тряпичничество начало угасать. Одной из причин этого стало появление новых технологий производства бумаги из дерева. Кроме того, тряпичники часто работали в плохих условиях, с мусором и грязью, что делало их особенно уязвимыми перед инфекционными заболеваниями. Во многих городах России именно тряпичников признавали переносчиками болезней, и сибирскую язву даже прозвали “болезнью тряпичников”.